Карачаево - Черкесская Республика Карачаево - Черкесская Республика
10 ноября 2014, 12:09 нет комментариев

Асият Хабичева: мы нуждаемся в гласности и поддержке СМИ

Поделиться

Руководитель Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Карачаево-Черкесии в местах принудительного содержания граждан Асият Хабичева как никто другой в республике знает, что происходит с заключенными, в курсе многочисленных их проблем.

В интервью порталу «Политика09» она рассказала, с какими чаще всего жалобами обращаются заключенные, удается ли решать их проблемы, и с какими трудностями сталкивается в своей работе ОНК КЧР.

Асият Ахияевна, вы выступали с требованием прекратить нарушения прав девятнадцати подростков, над которыми сейчас идет судебный процесс, и дела которых объединили в одно уголовное производство. Ребята выросли в неблагополучных семьях и обвиняются в различных нетяжких преступлениях. Вы не раз обращались в следственный комитет с тем, чтобы это дело не рассматривалось в едином контексте, а было поделено на эпизоды. Что вам ответили?

В следственном комитете заявили, что не видят причин для того, чтобы данное дело разделить на эпизоды. Также и суд не находит причин для возвращения дела на доследование.

«Возможно, на подростков хотят «повесить» другие нераскрытые преступления»

Мне кажется, что дела искусственно объединили в одно производство, возможно, для того, чтобы «повесить» на этих ребят другие нераскрытые мелкие преступления. Ну не может подросток несколько раз подряд (в чем обвиняют одного из ребят) угнать автомобиль, чтобы покататься. Не продать автомобиль, не разобрать на запчасти, а просто покататься. Ну один, ну два раза — в конце концов, есть же чувство страха, что поймают и накажут.

Вы по-прежнему держите этот процесс на контроле, удалось ли добиться каких-либо изменений?

Самое главное — мы добились смены прокурора. Судья отказывал в этом и адвокату, и задержанным, и родителям, несмотря на явное предвзятое и неприязненное отношение прокурора к подследственным, и только после вмешательства ОНК его заменили.

«Отношение сотрудников СИЗО к заключенным подросткам хорошее»

Также не может не радовать хорошее отношение к ребятам в следственном изоляторе. Не у всех из них есть родители, которые могут приносить «передачи». К ним, к состоянию их здоровья, питанию относятся очень внимательно. Я еще ни разу не слышала от этих ребят жалоб на условия содержания или на плохое отношение со стороны сотрудников СИЗО.

Несколько раз мы с ними встречались в СИЗО, держим связь с адвокатами. Конечно, мы продолжаем держать это дело на контроле и в настоящее время добиваемся, чтобы его направили на доследование.

По последним нашим данным, судебный процесс сдвинулся с мертвой точки. Идет допрос свидетелей. Заседания суда вошли в нормальное русло. Да и вообще, как сообщает пресс-служба Общественной палаты РФ, правосудие в отношении малолетних преступников скоро изменится в лучшую сторону.

Один из задержанных пытался покончить с собой прямо в зале суда. Скажите, попытки суицида для уголовно-исполнительной системы КЧР — явление частое?

Чтобы это происходило прямо в зале судебного заседания — мне известно о двух подобных случаях за последнее время. А так, не скажу, что часто, но, тем не менее, попытки суицида среди задержанных имеют место быть и в изоляторах временного содержания. Некоторых толкает на этот шаг страх применения к ним физического воздействия со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Насколько свободен доступ членов наблюдательной комиссии в СИЗО в Черкесске? Что вы можете сказать об условиях содержания подозреваемых? Нарушаются ли их права?

Доступ абсолютно свободен. Никто никаким образом не препятствует ни посещениям камер членами наблюдательной комиссии, ни общению с задержанными. Условия содержания соответствуют принятым нормам, жалоб по этому поводу от находящихся под стражей я не слышала, равно как и на грубое или жестокое отношение со стороны сотрудников СИЗО. Нет претензий к санитарно-гигиеническим условиям, медицинскому обеспечению, питанию. В каждой камере есть отгороженный санузел с унитазом, краном и раковиной.

«Руководство УФСИН и СИЗО предъявляют серьезные требования к дисциплине сотрудников»

Права подследственных соблюдаются, никто не отбирает «передачи», которые приносят родственники, работает магазин. Установлен рентген-аппарат, проверяются легкие, создана смотровая комната для женщин, предоставляются средства гигиены.  Руководство УФСИН и СИЗО предъявляют серьезные требования к дисциплине сотрудников.

Правда, на наш взгляд, основным помещениям необходим капитальный ремонт, потому что здания старые, им больше ста лет, там постоянно что-то отваливается, ломается и все время что-то надо чинить и т.д.

«Заключенные жалуются на действия полиции, следствия, отношение к ним на судебных заседаниях и на решения судов»

А на что тогда жалуются заключенные под стражу?

Жалуются на действия полиции, следствия, отношение к ним на судебных заседаниях и на решения судов. Многие называют произволом то, что происходит на стадии предварительного следствия. Кто-то прямо говорит об избиениях, вплоть до применения пыток на допросах, кто-то запуган и молчит.

Но если мы можем повлиять на действия полиции в ИВС, то Центр по борьбе с экстремизмом остается самой закрытой структурой, куда нет доступа для ОНК.

И это не только в Карачаево-Черкесии, но и по всей России, к сожалению. Хотя уже более полугода жалоб на действия центра не поступало.

Тем не менее, в июне в республику приезжали члены ОНК РФ, которые весьма положительно отозвались о сотрудниках МВД. На чем основывались их выводы?

На «живом» общении с силовиками. Понятно, что на встречу с членами комиссии были присланы лучшие из лучших, но тем не менее было отмечено, что в Карачаево-Черкесии ситуация гораздо лучше, нежели в некоторых других субъектах СКФО, где полицию боятся больше, чем преступников.

«В КЧР ситуация гораздо лучше, нежели в некоторых других субъектах СКФО, где полицию боятся больше, чем преступников»

Удивило и поразило В. Гефтера, А. Бабушкина и А. Маланкина (очень опытных и влиятельных правозащитников России) количество приводов в полицию – всего в пределах 300 приводов за год. В некоторых регионах СКФО эта цифра в разы выше. Количество находящихся под стражей у нас тоже колеблется в районе 300 человек.

Члены ОНК отметили налаженное взаимодействие и диалог между правоохранительной и правоприменительной системой КЧР и ОНК, о чем потом и сказали на круглом столе по итогам поездки.

И я хочу добавить, что, несмотря на множество проблем, которые еще предстоит решить, уголовно-исполнительная система КЧР изменилась в лучшую сторону.За последние два года произвола все-таки стало меньше.

На какие средства существует ОНК, кто оказывает вам финансовую поддержку?

По закону об ОНК – ФЗ №76 – общественная организация, порекомендовавшая кандидатуру в члены ОНК, должна обеспечивать деятельность своего протеже. Но практика показала, что это делает лишь малая часть НКО. Например, наша организация «Мир дому твоему». Мы предоставляем для работы ОНК и офисное помещение и оргтехнику. Участвуем в конкурсах на получение гранта на правозащитную деятельность. И тратим средства на правовое просвещение, на проведение публичных слушаний, семинаров, конференций и круглых столов для того, чтобы сделать работу ОНК гласной, привлечь внимание общественности к проблемам, искать пути к диалогу между властью и обществом.

Последний наш проект, получивший финансовую поддержку «И за решеткой все должно быть по закону» завершается в конце сентября. Грант был предоставлен в соответствии с распоряжением Президента РФ. Конкурс проводила Общероссийская ОО «Гражданское достоинство», руководимая на тот момент Эллой Панфиловой.

С какими трудностями сегодня сталкивается ОНК КЧР? Существуют ли административные барьеры при решении вопросов?

Мы нуждаемся в гласности, поддержке средств массовой информации, в том, чтобы проблемы, над решением которых мы работаем, становились достоянием общественности. Потому что когда проблема становится обсуждаемой, она становится решаемой. Официальные же СМИ республики — и это ни для кого не секрет — зависимы, и они не все могут себе позволить.

Но у меня правило: бережно относиться к журналистам и не требовать от них невозможного. Многие журналисты находят возможные формы для освещения острых вопросов, к которым просто необходимо привлекать внимание, которые нельзя замалчивать. Очень хорошо, что растет с каждым днем количество независимых интернет-ресурсов. Это раскрывает перед нами новые перспективы.

«Уполномоченные по правам человека и ребенка в КЧР помогать не стремятся»

Тяжело идут на контакт общественные организации, которые находятся под контролем власти. Мы их называем «квази-организациями». Вот, возвращаясь к делу подростков, о котором мы говорили в самом начале, мы (это и ОНК, и адвокаты, и родители) обращались за помощью и к общественникам, и к Уполномоченному по правам ребенка, и в аппарат Уполномоченного по правам человека, но никакой ответной реакции с их стороны не последовало. Прямо они не отказывают, но и помогать никто не стремится.

Беседовала Маргарита Смехова

Источник: politika09.com

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Павлюченков Алексей Андреевич

Павлюченков Алексей Андреевич

Член ОНК Московской области, координатор Gulagu.net

Я хочу защищать права людей. В нашей стране права человека нагло попираю те органы власти, которые обязаны их охранять. Человек попавший в места заключения фактически  лишен возможности самостоятельно защищать свои права, я чувствую в себе силы и возможности помогать таким людям. Так же пытки над над заключенными и нарушение их прав это одно из звеньев большой коррупционной машины, которая живет за счет взяток, заказных уголовных дел и вымогательств и все это происходит при попустительстве органов власти.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3593 обращения
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ